Свадьбы не будет?

Почему они не женятся? Мы задали самый популярный женский вопрос неженатому шеф-редактору Maxim Сергею Рыбику, и вот что он ответил.

Всякий раз на семейных торжествах мама или папа (а иногда и мама, и папа в два голоса) произносят тост за моих детей. Которых у меня, насколько мне известно, нет. Родителям очень хочется внуков, но еще больше им хочется видеть меня в черном фраке на фоне встревоженных родственников и лимузина с кольцами. Они мечтают, чтобы я женился, чтобы у меня все было как у людей. Но я держу оборону. И вот почему.

Во-первых, очень тяжело сделать выбор. В Украине сногсшибательный женский генофонд. Есть высокие, худые, крашеные, сочные, сутулые, нарядные, пошлые и грациозные — и при этом неизменно красивые и фотогеничные. С ямочками на щеках и ягодицах, с нежным взглядом косули, с хорошо развитым солнечным сплетением и с приятным бархатом в голосе. Все это наблюдается в промышленных масштабах! И от этого разбегаются глаза. Западеночки очень скромные и верные, от пестрых одесситок глаз не оторвать, жительницы Днепропетровска повернуты на сексе, киевлянки цены себе не сложат, хотя после двух бокалов шампанского забывают о своей недоступности. В такой ситуации многие мужчины с хорошим зрением не спешат подавать заявление в загс. Зачем клясться в любви одной-единственной, если можно вдоволь отрепетировать эту клятву на других, не менее прекрасных девушках? Я понимаю, мои слова звучат цинично, и в этом месте впечатлительные читательницы подумали, что я такой же козел, как и сотни других. Не спорю. Но я называю вещи своими именами. Девушкам в Украине действительно повезло с мужчинами меньше. Читательницы ELLE давно похоронили мечты о принцах — все взрослые люди. Но вот в чем беда: в стране катастрофический дефицит как и. о. принцев, так и просто вменяемых мужчин с хорошим вкусом. Чем мы, мужчины, и пользуемся.

Второй момент, который меня останавливает на пути к первой свадьбе, — это лимит верности. Не знаю, как по всей стране (хотя знаю, но молчу, чтобы не создавать паники), но в моем родном Киеве верность тает на глазах. Новые Ferrari есть, клатчи Bottega Veneta есть, выравнивающая тон кожи сыворотка Lancome Visionnaire есть. Верности нет. Даже для членов профсоюза и акционеров нефтяных компаний. Отношения трещат по швам буквально через полгода. Молодожены проклинают и наводят порчу друг на друга, не успев вернуться из медового месяца. Говорят, первый год самый тяжелый. Важно притереться, научиться уступать в мелочах, не пялиться на чужих женщин. Так и есть. Но то ли из-за радиации, то ли из-за бесконечных магнитных бурь, то ли из-за элементарного эгоизма многие пары и семьи раскалываются, как фисташки.

Я периодически задумываюсь о супружеской жизни моих родителей — они живут душа в душу, улыбаются и вместе высаживают цветы на даче. Я удивлен этим. И не могу понять, как им удалось избежать соблазнов. Возможно, они воспитывались на других сказках, возможно, им подсыпали в школьное молоко гормоны преданности. Сейчас другое время, и живого настоящего молока не найти — разве что в селах и экоресторанах… К чему я клоню: зачем жениться, если через несколько лет всё равно все разводятся или просто разъезжаются по разным квартирам? Так что я против свадеб. Хотя нет — когда меня зовут провести свадебную афтепати, я всегда соглашаюсь: как правило, это хорошие деньги. Да, забыл сказать — у меня есть девушка и мы с ней вместе уже пять лет. Девушка красивая, метр семьдесят семь, с модельным прошлым, все умеет, хочет детей. Я ей пообещал заняться этим вопросом сразу после лета, попросил отсрочку на время горячего сезона. Она улыбнулась и сделала вид, что поверила. Она хочет малышей, но не хочет свадьбы. Потому что все понимает, потому что ее тоже тошнит от тамады, который устраивает конкурсы с прокатыванием мандарин между штанин, и потому что она больше ценит розовощеких детей, чем штамп в паспорте.